Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

тысяча и одна

1251915331_4-5f

Не думал, что так далеко все зайдет. Увидев, что это будет тысяча первой записью в моем журнале, задал себе вопрос: а для чего я все это пишу? Тысяча записей - это не шутка, тут нужна приличная мотивация. Или неприличная. Конечно, первое, что приходит в голову, что пару лет назад, а точнее, тысячу записей назад, я заводил этот дневник для того, чтобы компенсировать недостаток общения, проще говоря, выговориться. Так ли это на самом деле? Или, все же, это все я замутил ради одного человека, который, я уверен, так и не прочел ни одной моей записи. Теперь уже сложно сказать, что было истиной причиной, но факт остается фактом - тысяча первая.

Мнение "одного человека" мне теперь все равно, а если хотел выговориться, то вроде бы выговорился. Все реже возникает желание что либо написать, а если и возникает, то тут же начинаю терзаться сомнениями, потому как не помню - писал я уже об этом или нет (вот он, сакральный смысл тегов, которыми я пренебрегаю).
А чего же хочется на самом деле? Помолчать, перечитать "Мемуары" Теннеси Уильямса, а также пересмотреть сериал Дэвида Линча "Твин Пикс". Кажется, теперь я понимаю, что имел в виду Великан, являющийся по ночам агенту Куперу, когда говорил: "Совы - не то, чем кажутся".

Алиса Лиддел в стране чудес


"Алиса Лиддел, одетая как попрошайка”- впервые я увидел это фото много лет назад в Минске на привозной экспозиции прерафаэлитов. Алиса Лиддел, пожалуй, самая известная девочка, которая жила в Оксфорде.  Фотограф - профессор математики Чарльз Людвиг Доджсон, более известный миру как Льюис Кэрролл, автор Алисы в стране чудес”. Ну, а девочка на фото, стало быть, и есть прототип сказочной героини.

В сувенирном магазинчике Элисшоп, который настоятельно рекомендует к посешению путеводитель по Оксфорду, предлагается большой арсенал рисованных изображений Алисы.  Всего пару центов - и Алиса твоя.  Там же отыскал много фотооткрыток с ней, сделанных Льюисом Кэрроллом, точнее, Чарльзом Доджсоном. Тут важно уточнить: Льюис Кэрролл - автор сказки про Алису, а фотограф Чарльз Доджсон  был просто одержим реальной девочкой Алисой Лиддел, придумывая ей бесконечные образы. Позволило бы сегодня общество профессору математики так сильно увлечься малолетней моделью? Не уверен. Ну, а если учесть, что малолетних девочек-моделей у него было много, и он часто снимал ню, а впридачу ко всему Доджсон до конца жизни так и не женился, сегодняшние обвинения его в склонности к педофилии кажутся не такими уж и голословными. Но история об этом умалчивает. Зато все сегодня хотят иметь изображение Алисы из cтраны чудес.

В Элисшопе среди бесконечных визуальных вариаций Алисы я вспомнил еще одного сказочника с очень непростой личной жизнью - я имею в виду Андерсeна, чья Снежная Королева прекрасна. Остается только догадываться, из каких личных трагедий рождаются чудесные сказки.

shafa

Photobucket


Купил себе на выходные чтиво - интервью Ай Вэйвэя. Честно говоря, я и не знал, что он был такой заядлый блогер. Рассказывает об этом, как об одном из самых ярких впечатлений в жизни: по двенадцать постов за раз, около ста тысяч посетителей в сутки. Говорит, что не может оставить это занятие, так как знает, что поклонники его блога не будут спать всю ночь в ожидании новых постов от него (а постил он, как правило, по ночам). И среди его посетителей есть даже традиция: кто оставит первый коммент - shafa, что в переводе с китайского обозначает диван. Типа, я первый занял место на диване. Вот такие обычаи. Правда, все это в прошлом потому, что китайские власти в 2009 заблокировали его блог. А на вопрос "почему он так много занимается керамикой?", Ай Вэйвэй ответил, что если и есть в жизни то, что он ненавидит по-настоящему, так это керамика, но именно поэтому он ей и занимается. "Вы обязательно должны попробовать делать то, что ненавидите, из этого непременно получится что-то интересное".

интервью

Я никогда не воспринимал Шекспира как что-то традиционное, классичное. Возьмите хотя бы «Сон в летнюю ночь» — не только обыватели, но и многие мои коллеги убеждены в том, что это такая милая глупенькая комедия. Но простите, это же какая-то darkroom! Женщина, которая занимается любовью с ослом, — как это прикажете понимать? Шекспир — совершенно андеграундный автор, у которого пьесы состоят из одних сплошных галлюцинаций. «Макбет» для меня куда круче, чем иные истории Сары Кейн или Кольтеса. Я очень многому у него научился. Прежде всего — пониманию тотальной театральности всего сущего.​

Кшиштоф Варликовский: «Искусство спасут гомосексуалисты и евреи»

плевок Кортасара

В лет двадцать я очень любил Хулио Кортасара. Читал его запоем пока не нашел в одном из произведений характеристику персонажа, которую Кортасар использовал для того, чтобы обозначить, какой на самом деле моральный урод этот самый герой. Короче, этот персонаж любил аккуратно выдавливать зубную пасту из тюбика, с самого конца, медленно, равномерное подбираясь к верху. Вот такой он задрот, как бы говорил Кортасар. Не герой. Тут моя любовь к автору дала трещину - потому что я тоже выдавливал так пасту. И не любил, когда тюбик небрежно смят посередине. Конечно, я дочитал произведение до конца, но осталось ощущение, что из книги автор смачно плюнул мне в лицо. Неужели я тоже задрот? - каждое утро спрашивал я себя, аккуратно выдавливая пасту из тюбика. Затем я пытался придать тюбику небрежный вид. Но спустя какое-то время он опять становился аккуратным. Короче, перестал я читать Кортасара.

на хуй эту пиздоту

Каждую ночь к Ане приходят Сартр и Хармс. Они держатся за руки и нависают над Аней. Сартр посасывает свой стеклянный глаз, Хармс колупает трубкой в ухе. Они тихо и заунывно стонут в унисон:

- Ааааааааааааааааааааааааня! Ааааааааааааааааааааааня… дочитай нас, а не то нас вырвет!

И так до третьих петухов. С третьими приходит Лермонтов. Он пахнет ветром, хорошим коньяком, кавказскими травами, и еще чем-то странным (скорее всего, конским навозом). Он снимает сапоги со шпорами, отгоняет упырей, ложится рядом, утыкается Ане в теплый сонный затылок, щекочет шею усиками, и оглаживая пододеяльные нежные бедра, страстно шепчет: нахуй эту пиздоту. Я твой единственный герой

взято у loudurr

букинист

Эту книгу я впервые увидел в букинисте много лет назад, будучи студентом театральной академии. Книга манила тайнами мастерства - "Мейерхольд и художники". Как и для любого начинающего режиссера, великий алхимик театра Мейерхольд был моим кумиром, а тут еще его работа с культовыми художниками, и, не смотря на высокую цену, я решил купить её. На следующий день, одолжив нужную сумму, я прилетел в магазин, но книги уже не было. Дико расстроился. Тайна ускользнула. Спустя какое-то время, я с Аней Метлицкой начал делать свой первый спектакль, разумеется, я - режиссер, она - художник. Как-то Аня пригласила меня к себе домой. Все стены двухкомнатной квартиры были уставлены книгами - шикарные издания по искусству, собранные со всего мира. Коллекция принадлежала маме Ани - Ирине, известному в здешних краях искусствоведу. Книг было так много, что они уже не вмещались в комнатах, и наполовину захватили прихожую. Войдя в квартиру, первое, что я увидел - "Мейерхольд и художники", которая выбивалась из общего ряда книг помельче. Я был уверен , что это - та самая, которую я хотел купить (мама Ани была завсегдатаем букинистических лавок.) Всякий раз приходя в гости я листал желанную книгу, и всякий раз сожалел, что Ирина меня опередила.

Collapse )

страшная тайна астрид линдгрен

Photobucket


Меж тем вчера был день рождения самой известной сказочницы - Астрид Линдгрен,(о её персонажах я писал) ей исполнилось бы 103 года. О самой страшной тайне автора "Пеппи Длинныйчулок" знала Соня (справа на фото), у которой сказочница многие годы покупала овощи. "Я-то знаю, кто ты на самом деле," – не раз говорила Соня уже всемирно известной писательнице. Соня была убеждена,Collapse )

как жить с плоскостопием

Сегодня ночью сделал то, что собирался сделать восемнадцать лет - сходил на ночную книжную ярмарку. Оказался там около четырех утра, было ощущение, что попал на пустой вокзал провинциального городка. В огромном спортивном зале, под серым неоновым светом бродило около десяти покупателей. Продавцы, закутавшись в одеяла, спали на книжных развалах. - Отгадаете три загадки, отдам одну книгу бесплатно,- вяло шутил продавец с разбудившей его девушкой. Возле другого лотка продавцы уставились на мою мокрую куртку: - А что сегодня - дождь идет? - сонно спросила женщина. - Ну такой, не сильный, осенний - сонно ответил ей сосед. Успокоившись, опять закрыли глаза. За лотком с журналами было более оживленно: - Ну так вы посмотрите, доктор? - обратилось пожилая продавщица к пожилому продавцу. - Да, да, посмотрю,- ответил он не глядя на неё. - Ну так я пойду готовиться,- сказала женщина и держась за спину куда-то ушла.

Мое внимание привлекли только три книги, точнее, старые брошюры. Первая - "Как жить с плоскостопием?" Нет, у меня такой проблемы нет, но дико стало интересно- ведь я никогда до этого не задумывался - действительно как? Вторая- "Животные, приметы и предрассудки." "Если лягушка сидит в воде-дождя не будет. Даже если и тучи на небе, все равно дождь не пойдет. А если лягушки вылезают из воды, прыгают вдоль берега - ждите дождя"- гласила пожелтевшая от времени брошюра. "Надо брать, мало как жизнь повернется"- решил я. Третья - самая тонкая и самая старая, из личной библиотеки некоего Бугодовски С.А( о чем написано каллиграфическим почерком) - "Счет и Число"-автор Г. Н. Берман, 1947. - А вы что, математик? - подняв голову, спросил мужчина с неожиданным для здешних мест орлиным профилем. - Нет, просто интересно,- ответил я. - Ну тогда доставайте три тысячи,- сказал он и опять опустил голову на руки.

Уже на выходе Леша встретил знакомого.
- А ты что здесь делаешь? - удивился знакомый.
- Вот, пришли книги посмотреть.
- Зачем ты ходишь на ярмарки, когда все есть в электронном виде,- недоумевал знакомый. - Если мне что надо я скачиваю через интернет, и проще, и быстрее, и дешевле.
- Тогда что ты здесь делаешь? - спросил Леша.
- А вот с девками шатались, некуда было пойти, решили зайти - потусоваться.

чеховский принцип

Ровно три месяца назад, когда появился этот блог, я решил соблюдать "чеховский" принцип - каждый день писать по миниистории обо всём - важном и второстепенном. Главное - каждый день должна быть история. Своеобразный тренаж. Конечно, не всегда получается придерживаться выбранного принципа, все же иногда надо и профессией заниматься. Но так или иначе, сегодня уже три месяца. Или - ещё.

В связи с "чеховским" принципом вспомнился фрагмент фильма Вуди Аллена "Знаменитость", когда скромный автор вдруг становится знаменитым со всеми вытекающими: пати, звезды, бляди. И вот одна из блядей, с которой он познакомился в постели, вдруг узнала, что он писатель.- А я тоже пишу, - не моргнув глазом сказала блядь. - Да, и что ты пишешь? - заинтересовался некогда скромный писатель. - Ну ты Чехова читал?- спросила блядь. -Так вот, я пишу как он.