Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

подарок, который мне бы хотелось получить

IMG_6038


- Большие самолеты - это, конечно, круто, но больше всего мне нравятся "Конкорды". Очень жаль, что их сняли с эксплуатации, - пристегивая ремень, сказал я Ольге, менеджеру наших экспедиций в Африку и Азию.
- Но они, вроде, часто разбивались, - ответила Ольга.
Дело происходило в салоне большого аэробуса, который должен был доставить нас из Рима в Аккру, столицу Ганы.
- Неправда, все это - происки конкурентов, всех этих "боингов" и прочих челночников. Конечно, по сравнению с ними "Конкорд" - слишком дорогая птица требующая специального обслуживания. Как следствие, цена билетов была очень высокой. Сняли "Конкорды" не из-за того, что они часто разбивались, а из-за нерентабельности.
- "Нерентабельно" - звучит как смертный приговор. Это метафора современной жизни: мечта нерентабельна, поэтому мы больше не мечтаем. Ты можешь себе представить, что значит лететь быстрее звука? Короче, орла победили воробьи, - не без пафоса завершил я свою оду "Конкорду".
В ответ Ольга молча достала свой кошелек и протянула мне.
- Что это?
- Посмотри внимательно.
Присмотревшись, я увидел надпись - "Конкорд".
- Я однажды с папой летела на "Конкорде" в Нью-Йорк, - с невозмутимым видом сказала Ольга, - и всем пассажирам раздавали папки с разными канцелярскими принадлежностями. Это оттуда.
- Господи, и ты молчала все это время! Расскажи, как это было!
Я не мог поверить происходящему, она - единственный человек из моих знакомых, которому посчастливилось лететь на больше, чем самолете.
- А я ничего не помню, я была слишком маленькая. Даже не помню, откуда мы летели.
- Как можно такое не помнить, - не унимался я.
Все мои попытки помочь восстановить ощущения от давнего полета на мечте так и не увенчались успехом. Слишком маленькая была Ольга, чтобы заморачиваться на подобных вещах. Так и осталось для меня тайной - что значит лететь быстрее звука.
- Но у меня дома в Лондоне есть блокнот с "Конкорда", если хочешь - я тебе подарю, - решила утешить меня Ольга.
- Конечно, еще спрашиваешь. Это будет самый крутой подарок, который мне бы хотелось получить! Прошло столько лет - и ты все это сохранила. Как тебе это удалось?
В ответ Оля лишь таинственно улыбнулась.

И вот прошло уже две недели с того разговора, Оля уже побывала дома в Лондоне, а блокнота с логотипом "Конкорда" у меня до сих пор нет. Напоминать о таком пустяке как-то неловко. Просто не помнит, наверное.

холодная лондонская ночь

Снег, выпавший в Лондоне пару дней назад, вызвал настоящую панику у англичан. Некоторые аэропорты спешно закрылись, благо Хитроу принимал, поэтому в первый день зимы мы благополучно приземлились в заснеженном "туманном Альбионе". Забавляет вид лондонцев, кутающих носы в шарфики и недоуменно глядящих на снег, оккупировавший весь город. Знакомая, у которой мы остановились, говорит, что ей посчитали необходимым позвонить все её здешние друзья с одной и той же фразой:"Ты видела, это прям как у вас в России". Она рассказывала это, мы смеялись, потягивая Кьянти, так кстати прихваченное с собой из Рима, а за окном не унимаясь шел снег. Когда я уже лег спать, ко мне в постель неожиданно пришла истинная британка, в чьей теплой компании я и провел холодную лондонскую ночь. Как истинный джентльмен, с утра я сфотографировал ее на память:

Collapse )

никто не пострадал

Минск - Нью-Йорк

Вчера весь день занял перелет из Минска в Нью-Йорк. Раньше сборы в дорогу превращались в кошмар. Открывал чемодан, садился напротив, и начинался мучительный процесс, который мог длиться часами – чем его наполнить? Вроде, все нужно, но все ведь не увезешь. Да и ограничение по весу – 24 кило. В результате брал кучу ненужных вещей, к которым за всю поездку ни разу не прикасался. С годами процесс упростился: быстро, забрасываешь самое необходимое, преимущественно спортивные вещи - и готов.

До Нью-Йорка летели польской авиакомпанией Лот, через Варшаву. Лот входит в обьединение Старальянс, а это значит, что я, как обладатель серебряной карты, имею право на две единицы багажа. Очень удобно: маленький чемодан личных вещей, второй - с реквизитом спектакля. Но в аэропорту Минск–2 нас ожидала приятная новость: до Варшавы совместный рейс двух монстров - Белавии и Лот. А это значит - жди подвоха. Оказалось, что Белавиа не входит в обьединение Старальянс (кто ж их туда возьмет), и по местным законам можно провозить только одну единицу багажа, а за вторую нужно платить. Но рейс совместный, и багаж летит до Нью-Йорка. А Лот входит в Старальянс, и я могу везти две единицы. Но сначала надо долететь до Варшавы. Выбор: либо заплатить за вторую единицу багажа 40 евро, либо оставить чемодан в аэропорту, либо остаться с чемоданами в аэропорту. Короче, сегодня я с двумя чемоданами в Нью-Йорке.

Суеверие?

Photobucket

Этот старый медальон я нашел на барахолке в Мюнхене три года назад. Очень обрадовался, так как вид летящего самолета до сих пор вызывает у меня детское ощущение восторга: "Вот, завтра прилечу в Минск, повешу на шнурок и буду носить на шее". В багаж медальон я не здавал, взял с собой в салон самолета. Мюнхен - Минск с пересадкой в Вене. Лечу австрийскими авиалиниями, которые славятся своим сервисом. В Вену добрались быстро, а рейс в Минск как всегда задерживался на несколько часов. И вот, наконец, boarding time. Занимаю свое место, пристегиваю ремень - полетели. Взлет и посадка для меня всегда волнительны. Самолет кренится влево - я наклоняюсь вправо. Уравновешиваю, так сказать. Начинают раздавать еду, я выпиваю бокал вина и только после этого обычно успокаиваюсь.

Но в этот раз бокал вина мне выпить не довелось. Самолет давно набрал высоту, а сигнал "Пристегнуть ремни" все не отключался. Стюардесса с тележкой все не появлялась. Небо было ясным, о турбулентности, вроде, не предупреждали. Что-то не так... И когда мое сердце уже готово было выпрыгнуть, вдруг появилась девушка с тележкой. Но вместо привычной улыбки на лице ее читалась неясная тревога. Обслужив два первых ряда, она внезапно укатила тележку обратно. Спустя какое-то время, как ни в чем не бывало, из кабины пилота в хвост прошел усатый борт-инженер. Непродолжительное время побыв в хвосте, он вернулся в кабину, по пути ненавязчиво поглядывая в иллюминаторы. Вдруг по салону пробежала стюардесса, но уже без тележки. Теперь на ее лице отчетливо читалось: "Я не хочу умирать".Вслед за ней в хвост самолета неспешно прошел второй пилот. И так весь полет. Я пребывал в священном ужасе, а все остальные пассажиры, казалось, ничего не замечали: кто-то спал, кто-то читал книгу, кто-то слушал музыку.

Вместо запланированных двух часов мы летели уже три. Сигнал "Пристегните ремни" не отключался. За окном стемнело, казалось, что мы будем лететь бесконечно. Под конец третьего часа полета внезапно снова появилась девушка с тележкой. Теперь ее лицо выражало смирение. Она обслужила следующих два ряда, и вдруг объявили посадку. Буквально через 15 минут мы приземлились. У выхода из самолета смиренно стояла наша героиня с подносом, полным конфет (но сейчас-то они нам зачем?). Выходя, я взял одну. Мы молча посмотрели друг на друга, и тут она едва улыбнулась. Спускаясь по трапу, я увидел автобус МЧС и пожарную машину. Возле них стояли люди в форме и молча смотрели на нас.

Через несколько часов, когда я уже лег спать, позвонила знакомая, которая летела вместе со мной, и зачитала свежую статью БелТА. Оказывается, наш самолет больше часа кружил над Минском, так как у него не выходили закрылки.

А на шнурок я этот медальон так и не повесил.